подарок рокеру


[предыдущая] [на главную] [следущая]

Я представил фото примеров оригинальных подарков рокеру- портреты по фотографии на деревянных тотемах русского народа или просто портреты на матрешках, я делал портретные матрешки в подарок многим известнгым музыкантам любителям рока с мировым именем, это и сэр Поль Маккартни и сэро Ринго Стару и многим другим, посмотрите галлерею уже готовых работ, думаю вы многих узнаете на фото
подарок рокеру на день рождения
подарок рокеру на день рождения
что подарить парню рокеру
что подарить парню рокеру
какой подарок рокеру
какой подарок рокеру

подарок рокеру


что можно подарить рокеру
что можно подарить рокеру
подарок для рокера
подарок для рокера
поздравления с подарками для рокера
поздравления с подарками для рокера
прикольный подарок рокеру
подарок рокеру на новый год
необычный подарок рокеру идеи
что подарить рокеру креативное
подарок для рокера матрешка по фото
подарок для рокера

что подарить рокеру оригинальное
подарки рокерам девушкам
подарки рокерам девушкам

Кто такие рокеры?

Вопреки общественному мнению, не все рокеры пьяницы и дебоширы. Многие занимаются серьезными делами и лишь изредка любят покуролесить История тянется с начала 50-х годов и все, как это не странно, пришло от мотоциклов. Слово рокер для многих являлось оскорблением, ругательством, но затем люди стали сами себя так называть и все это превратилось в целую субкультуру. Слово рокеры, изначально, служило для определения британской молодежи в Британии в шестидесятых годах прошлого века, которая позволяла себе весьма непочтительно рассекать по дорогам на мотоциклах. Рокеры появились как субкультура в пятидесятых – начале шестидесятых годов в эпоху рок-н-ролла, представителями музыки и стиля которой стали Чак Бэрри, ранний Элвис Прэсли, Джин Винсент и другие. Однако первых рокеров объединял только один принцип – манера езды на мотоцикле, а уж потом появилось такое понятие как стиль.Излюбленными местами рокеров стали автомагистрали и придорожные кафе. Они игнорировали посиделки в дорогих английских пабах. Это и понятно – лучше потратиться на бензин, чем платить лишний фунт за порцию другую пива. Хотя субкультура рокеров и не отвергала алкоголя, многим это было, скажем, даже по душе. Время не стоит на месте В нашу эпоху электронной музыки сложно представить, что такое «бум» на рок-музыку, но он был. Настоящий прорыв в рок-музыке совершили The Beatles. Уже в ранние годы они представляли собой принципиально новое явление в мировой музыке, и в рок-музыке в частности. В них соединялись необычайная музыкальная плодотворность и принципиально новый имидж. Время шло дальше. Музыканты экспериментировали, пытались придумать что-то новое. Утяжеляли звук гитар, добавляли клавишные. The Rolling Stones навеки вписали свое имя в историю рок-музыки. Их имидж был значительно более агрессивным, «грязным», чем у The Beatles. Звучание и проблемы, поднимаемые в песнях, также демонстрировали новый подход к музыке. А как же менялись рокеры? Нет, стиль их одежды вот уже более 40 лет остается примерно неизменным. Это черные джинсы, заправленные в высокие ботинки, кожаная куртка с кривой молнией (косуха), длинные волосы, а на голове часто бандана. Конечно, говорить, что все рокеры выглядят именно так – неправильно. Есть масса вариаций одежды. Например, те, которым за 25 лет, занимаются серьезной работой, как правило, миролюбивы, хотя иногда могут похулиганить вместе с теми, кто моложе. Часто такие люди вообще ходят в классических костюмах, но разбираются в музыке лучше любого рокера. Другая сторона рокерской культуры – злоупотребление алкоголем, наркотиками, сигаретами. Ввиду того, что в СССР почти не проходила мода с Запада, советская молодежь не могла ездить на мотоциклах, а уж достать какую-то рокерскую атрибутику было почти невозможно. Однако у нас в стране уже в то время начали свою деятельность группы, которые сейчас ассоциируются с легендами русского рока. Виктор Цой («Кино»), Юрий Шевчук («ДДТ»), Константин Кинчев («Алиса»), Вячеслав Бутусов, Андрей Макаревич и другие. Русский рок это отдельное понятие, не имеющее аналогов, зато очень уважаемое в остальном мире. Современность Сейчас у нас в стране нет никаких ограничений и каждый человек может позволить себе играть рок-музыку, что называется, не отходя от кассы. Достать косуху сейчас не проблема. Но беда в том, что «бум» на эту музыку давно прошел. Сейчас совсем немного молодых людей интересуются подобной музыкой. Тем не менее, они есть и термин «рок будет жить вечно» пока не разрушен.

рокер это байкер понимающий в музыке и разбирающийся в политике.....

Изначально, понятие "рокер" отличало данную субкультуру, симпатией к рок-музыке и нестандартным мотоциклам (чоппер или кафе-рейсер). Бунтарским поведением и кожаной одеждой. Чем байкеры в ту пору не отличались. Так же как и изначально, оба направления развивались в разные cтороны, но на общей основе. В дальнейшем, за дело взялись власти и четко провели грань между байкерами и рокерами, на бюрократическом уровне. В 80х годах, в связи глобальным расширением многих МС на интернациональном уровне, некоторые представители мото-культуры попали в объектив властей. Были созданы отделы, которые занимаются только мото-культурой (прим. SoKo-Rocker в Германии). Власти начали путаться в особенностях мото-мира и пришли к простому решению. "Интерполом" было окончательно установлено обозначение "рокер". Если миром "байкеров", власти не интересуются, "рокеры" - постоянно находятся под наблюдением. Далее, еще проще. Если откинуть все модели поведения и тд и тп. Для властей, "байкер" становится "рокером", как только он нарушает закон и привлекается к ответственности. С этого момента, он попадает в полицейский реестр, в соответствующем отделе. Так же, полиция автоматически вносит в такой реестр людей, если они замечены в каком либо взаимодействие с мото-объединениями, которые по мнению властей представляют угрозу. Но в статусе "сподвижника". Если отбросить грубое разделение байкеров и рокеров властями и рассмотреть различия со стороны "простых смертных", отличий еще больше. Если ближе рассмотреть рокеров, все намного сложнее. Рокеры соблюдают свой кодекс, за который могут "спросить". Если рокер нарушает кодекс, он становится "крысой" и путь ему везде закрыт. Он становится изгоем среди настоящих рокеров и путь ему только в байкеры. Женщина не может быть рокером. "Сине-фиолетые" тоже. Даже если они "ультра-криминальные". Они что угодно, но не рокеры. Рокеры не взаимодействуют с властями, даже если они не нарушают закон. Рокеры держаться особняком и не надо называть рокера "братом", если ты не доказал, что ты его брат. На самом деле, можно найти много различий, но суть в том, что субкультура рокеров и байкеров, значительно отличается друг от друга, даже если некоторые вещи полностью совпадают. Сложно объяснить глубину понятия "РОКЕР". Это сочетание очень многих факторов, которые либо есть, либо нет. В остальном, каждый характеризует себя сам. Нет смысла бегать и кричать "я-рокер". Старая школа, считает, что рокеры, помимо всего выше перечисленного и множества дополнительных нюансов, должны например "жить на мотоциклах" и не будут считать тебя рокером (даже если ты нарушил все законы мира, носишь "цвета" и вообще хороший парень), если ты по их мнению мало ездишь. Новая школа, более лояльна. Но модель поведения и ценностей, особо не изменилась. Получить неписанный статус "РОКЕР" на "сцене", намного сложнее, чем статус "байкер". По сути, "рокер", это даже не статус, а характеристика человека в целом. Нельзя быть "полу-рокером", в отличие от байкера. Характеристику рокера, в кругах мото-мира, люди (клубные или нет) получают через много лет и длинный пройденный путь. Само собой, разумеется, что мемберы "1%-МС", пройдя обязательный, длинный путь и проявив себя, являются ТОЛЬКО РОКЕРАМИ. В данном случае, одно из ключевых понятий - это 1%, а 1% не может быть байкером. (Если ты придумаешь свой клуб, пришьешь себе 1%, это не значит, что ты станешь рокером. Скорее всего, ты станешь идиотом). Мы не хотим превозносить какой либо стиль жизни. Каждый остается тем, кем он является и никто не лучше и не хуже. У каждого свои приоритеты и своя сфера обитания. В это же время стали появляться и так называемые «рокеры», то есть будущие байкеры. Ездили они, обычно, не в одиночку — не скучно и всегда можно врагам навалять — причем ездили, в основном, по ночам, когда московские улицы были практически пусты. «Визитной карточкой» «рокеров» почему-то сразу стало отсутствие на мотоциклах глушителей, что выводило из себя спящих обывателей и бесило гаишников, которые поначалу просто не могли догнать ночных наездников среди лабиринтов улиц и дворов. Данную шумную деталь можно конечно считать неким протестом, но, как я думаю, глушаки снимались по хулиганским соображениям из-за кружения голов от непривычно больших глотков… воздуха свободы, конечно, чего же еще! «Рокерами» мотоциклистов-хулиганов называли все: пресса, милиция, да и они сами были не против. Виной тому, что это слово прижилось почти на десяток лет стала обыкновенная неграмотность в терминологии, да, собственно, обывателю с черно-белым зрением и присущая. «Байкер» все же слово для нас сленговое, к тому же «рокеры» тусовались с другими «волосатыми», все слушали рок, поэтому и были свалены в одну кучу. Музыкальные фаны довольно быстро разбились на подстили и слово «рокеры» временно укрепилось за мотоциклистами, а слово «рокерить» дожило до сих пор. Единение «рокеров» с рок-фанами было совершенно естественным, потому что враги у них были одни и те же. К примеру, в 1987-м, будучи на концерте «Мистера-Твистера» и «Прима Донны» в ДК «Наука»(на «Белорусской», напротив фабрики «Ява», где потом был первый «Путь К Себе»), я впервые столкнулся и с люберами, ворвавшимися прямо в зал, и с «рокерами», помогавшими зрителям отбивать нападение. Некоторые из них заезжали на мотоциклах на второй и третий этажи! Потом любера свалили, ограбив напоследок гардероб, а милиционеры доблестно сопровождали их на нескольких «уазиках», из которых даже геройски не выходили. Именно тех, кого можно было называть именно байкерами, я впервые увидел в том же 1987-м году, посетив летний фестиваль тяжелого рока в Зеленом Театре. Именно тогда известные ныне «Ночные Волки» начали открыто охранять концерты от люберов, да и просто поддерживать внутри порядок, изолируя и отдельных рок-хулиганов, наглотавшихся, как правило, спиртного через незрелый край самосознания. Впервые возник прецедент организации, не обладающей «законным» правом на защиту и самозащиту, демонстрирующей силу и не находящейся под контролем соответствующих органов. Это вопиющий прецедент, по закону тех времен немедленно подпадающий под понятие «преступного сообщества», как, впрочем, любая серьезная молодежная группировка безо всякого деления группировок на «хорошие», «плохие» или «по интересам». Власти попросту не вмешивались: репрессивные меры в годы перестройки могли запросто стоить служебного кресла кому угодно, чиновники сами в это время втихую дрались в кабинетах. Да и опасности для чиновников вроде бы не было: молодежь попросту традиционно «выясняла отношения», так же, как их выясняли в конце 70-х — начале 80-х футбольные болельщики и так же, как сейчас их выясняют скинхэды. Однако, кроме «Ночных Волков» вряд ли удастся назвать хотя бы одно сколько-нибудь серьезное объединение мотоциклистов в середине 80-х — начале 90-х. «Ночные Волки» всегда были исключением из правил. Никто из прочих моторайдеров из числа празднокатающихся «рокеров» не собирался вступать в конфликт с кем бы то ни было, потому что, по сути, делить «рокерам» и обществу было нечего. Если те же outlaws в США в начале своего существования были вынуждены противостоять активному и мощному прессингу прессы, полиции, антипатии общества в целом, то наши отечественные рокеры встречали в худшем случае беседу с участковым или выговор на комсомольском собрании, потому что общество воспринимало их как людей с «не теми» увлечениями. Те же «Ангелы Ада» в конце концов превратились в запрещенную законом организацию с криминальным, по мнению СМИ, прошлым, настоящим и будущим, наши же «рокеры» могли вернуться домой и с понедельника преспокойненько пойти в институт. Байкеров в Америке обвиняли в торговле наркотиками, оружием, убийствах, изнасилованиях и прочих тяжких преступлениях. Наша же молодежь совершенно серьезно воспринимала такие идеологические казусы, как деление хэви-металла на «зарубежный» и «красный» металл, существование «ихних» беспринципных мотоотщепенцев и «наших» школьников, студентов и молодых специалистов, «просто увлекающихся» мотоциклом. Годы перестройки были гораздо более либеральны, чем любое советское время, однако образ именно байкера(я имею в виду классических outlaws) даже тогда не мог еще заинтересовать молодые умы, поскольку прямо ассоциировался бы с американской преступностью, о чем ту же напомнили бы и централизованные, мощные советские СМИ. Американская Мотоциклетная Ассоциация о таком контингенте и мечтать не могла! Можно долго спорить о «демократичности» демократии США, однако тамошние байкеры даже будучи выброшенными на обочину общества могли заниматься чем хотели. Каждый же наш «рокер» в детстве был пионером и переизбыток в его воспитании марксизма, социальной этики и привития чувства самоотождествления с прогрессивным обществом приводил к желаемому результату: любой «рокер» на уровне условного рефлекса знал, что мотоцикл — это не вся жизнь, а хобби, что все равно придется работать на работе, заводить семью и так далее. Вмешательства Очень Страшного КаГэБэ не требовалось. Принцип социалистического планирования семьи срабатывал безошибочно. Кто не согласен, пусть вспомнит уроки «Этики и психологии семейной жизни». Я уже не говорю о «Моральном кодексе строителя коммунизма», который преподавался на уроках этики и эстетики вместе с правилами культурного поведения за столом! Импорт идеологии. Первейшим врагом «рокеров», а затем байкеров был, естественно, официоз. Полярность была стопроцентной, причем интересно то, что и «рокеры», и комсомольские работники смотрели одни и те же фильмы, читали одни и те же статьи из цикла «их нравы» и слушали одни и те же вражьи радиоголоса. Интересно то, что просмотрев «капиталистический» фильм, чиновники — противники «рокеров» — громили «гнилое» «рокерское» содержание с тех же позиций, с каких лживая американская пресса поливала грязью тех же своих собственных «Hell’s Angels» или «Bandidos». Сказывался социальный заказ и голливудский, заведомо лживый, взгляд в социалистических устах как-то переставал быть лживым, если надо было обосновать «отрицательность» явления. «Комсомолка», «МК» и даже «Крокодил», описывая наших рокеров, приводили в качестве примера «голливудский» образчик: «они», мол, там, одевшись в дранье, отрастивши длинные немытые патлы, ездят на мотоциклах, сшибают прохожих, грабят, убивают, напившись спиртного, обколовшись наркотиков… и вообще «они» — бандиты на «Харлеях», а вы им подражаете! И в таком духе. Ну, само собой, опять вспоминалась езда без шлемов, без глушителей(хотя эта «мода» довольно быстро прошла), говорилось об аморальности и большой аварийности «неправильных» мотоциклистов. В отечественном кино именно «рокеров» почти не показывали кроме нескольких просветительско-молодежных картин из той же серии, что и какая-нибудь «Авария, дочь мента». Практически всегда образ «неформала на мотоцикле» был негативным: герой, как правило, попадал в нехорошую компанию и склонялся к преступлениям уголовным элементом или какими-то сомнительными дельцами, которые поначалу были негативным образом кооператоров, бывших фарцовщиков. В силу того, что в Советском Союзе не было такого жесткого противостояния байкеров и общества, давление на «рокеров», как и на «металлистов» имело своеобразный «детско-садовский» оттенок: извращенный гротескный образ «рокера» подавался обывателю как пример «скатывания по наклонной», что несовместимо с моральным обликом строителя коммунизма. Отсюда все те же выволочки на комсомольских собраниях, лишения стипендий, постановка на милицейский учет, завал на экзаменах, отправка в армию. А иногда и в колонию. Как и у «металлистов», срабатывал фактор «модности» быть «рокером», происходил хулиганский выброс «пара» от резко наступившей «свободы». Может быть, именно поэтому и «рокеры», и после — байкеры, пребывали и пребывают поныне в относительной безвестности, как бы на отшибе общества, куда заглядывать стоит только по крайней необходимости, но не с вальяжными экскурсионными целями. И дело не в заговоре СМИ, не в игнорировании байкеров телевизионщиками. Этому явлению никто и никогда, по большому счету, не придавал серьезного внимания. «Рокерство» было так же безобидно, как политические анекдоты, «рокеры» были способны на какие-то социальные разрушения и изменения только заодно со всем советским народом. В полном соответствии с социалистической законностью, если не считать отдельные, не систематические, правонарушения.

советские рокеры

«Рокеры» в СССР никогда не стали бы outlaws, «отверженными» именно в том смысле, в каком это понятие освещалось в США. Как ни крути, но подавляющее большинство «рокеров» являлось относительно домашними людьми, выросшими внутри системы, которая безоговорочно считала эту страну лучшей в мире, детство — счастливым, дефицит — временными проблемами, а человека — обреченным на запрограммированную жизнь с детством, школой, армией, работой до старости, борьбой за мир, заслуженной старостью и тихой смертью. И вечной памятью. Каждый человек воспитывался с осознанием правильности такой жизни и был к ней готов. Никто не рождался в подворотне или на улице. По этой же причине у нас нет и теперь настоящих панков, например — они не родились на асфальте. Так что «рокеры» не «сбивались в банды», как загнивающие американские байкеры, а «объединялись в неформальные объединения» просто по совпадению сферы интересов и способов проведения досуга. С полным осознанием социалистического будущего, как и все советские люди, которыми сразу же становились на сдаче экзаменов, например. И никаких «отверженых», как и никаких революций. стали 90-е. Движение* рокеров загнулось само собой вместе с многими другими явлениями, обусловленными «запретностью плода»: массовые акции «металлистов», люберов и прочих неформальных объединений после некоторой агонии прекратились с окончательным разрешением проблем запросов молодежи: всем все разрешили и тусовки немедленно развалились по фракциям. Короче, запретный плод элементарно сгнил. Срабатывал фактор «упертости», то есть «верности идее», потому что мода на беспорядки прошла и под знаменами тех или иных предпочтений жизни и досуга оставались только искренние фанаты. То же самое коснулось и рокеров: к середине 90-х они раздробились как по территориальному признаку, так и по убеждениям. В конце концов остались две большие массы: мотовладельцев и байкеров, однако это не было полярным противостоянием в обществе, подобным положению «outlaws» (англ. «отверженные», здесь и далее — термин из книги Хантера Томпсона, обозначающий байкера) в США, где в 60-70-х сам факт ношения «цветов» приводил к большим проблемам вплоть до ареста, да и ныне такие мотоклубы как «Hell’s Angels» или «Bandidos» официально признаны преступными сообществами не только в тех же Штатах и Канаде, но и в некоторых западноевропейских странах. Если на гнилом Западе байкерам давным-давно создали опасную славу и соответствующую репутацию, если ими пугали домохозяек, копов и политиков, то совсем не удивительно, что тамошние моторайдеры были частично «выдавлены» в криминал. На их совести весьма колоритный ассортимент: убийства(в том числе и заказные), все виды прочих тяжких преступлений, торговля оружием, наркотиками, крадеными машинами и мотоциклами, не говоря уже о штрафах за неправильную парковку и «нарушениях общественной морали». * - именно движением наших отечественных «рокеров» назвать довольно тяжело. Да их было довольно много, но по большому счету существовали они в крупных городах, но даже в той же Москве, где их было больше всего, представляли собой отдельные группировки, которые запросто могли не знать о существовании себе подобных в соседнем районе. О связи между городами вообще не было и речи. Но называть рокеров «явлением» еще более абсурдно. ** — рокеры (англ. — rockers) — молодежное движение, имевшее место в Англии в 50-х. Большинство рокеров происходили из «опасных» кварталов, рабочих районов и имели вытекающее нелегкое воспитание. Слушали рокабилли, ритм-энд-блюз и рок-н-ролл, носили соответствующие прически с «коками» и бритыми висками, одевались в кожу черного цвета, проклепанную в духе металлистов 80-х.

Контакты мастера портретной матрешки Москва Петровско -Разумовский проезд д 12 +7 903 598 35 00 Григорий